1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Ереван стал серьезным джазовым городом – Малхас

Есть искусствоведы, которые своим образом создают особый колорит и особую среду…Таковым является Левон Малхасян – Малхас, с которым побеседовал корреспондент газеты «Капитал»: - Ваш человеческий и сценический образ всеми любим и принимаем. В чем причина?

Как Вы объясните это? - Во-первых, я никогда не жил и не работал вне Армении, хотя постоянно получал приглашения из-за границы.

За границей я пребывал не более двух недель, на 15-ый день гастролей я должен быть в Ереване. И так с 1970-ых по сей день. Наверное, причина в этом. Во-вторых, работа, которой я занят уже 50 лет.

Ничем другим я не занимался, не имел каких-либо должностей, не входил в какие-либо партии.

Всегда думал, что джазмен должен заниматься своим делом, пытался всегда осуществлять это в Ереване. - Вы один из первых, кто открыл в Ереване джаз-клуб. Что привело Вас к этому шагу? Была необходимость в общении со зрителем? - Подобные клубы я открывал и ранее, но у всех у них оказалась короткая жизнь - закрылись по каким-то причинам.

Многие придерживаются того неверного мнения, что джаз стал модным в последние несколько лет.

Я играю с 1960-х гг. по сей день, и джаз всегда имел в Ереване своего слушателя, всегда. У меня было три желания, первое из которых было мечтой юности. Я мечтал посетить США, увидеть, пообщаться с американскими музыкантами и понять, на правильном ли я и мои друзья пути, или нет, увидеть тех звезд, которых мы знали только по записям.

Это удалось сделать только в 1990-ые, удалось и сыграть в местных джаз-клубах. В этом плане джаз-клубы очень демократичны, они имеют свой внутренний закон, и он принят во всем мире.

Если ты думаешь, что твой уровень исполнения удовлетворителен, и ты можешь играть с подобного рода музыкантами, то просто предлагаешь им и играешь. Все имеют эту возможность.

И в джаз-клубе «Малхас» действует это правило, потому что джаз основан на импровизации, а импровизация – это отражение твоего нынешнего индивидуального состояния.

Вторая моя мечта – организация в Ереване международного джазового фестиваля и приглашение супер-звезд из США. Это тоже удалось сделать, и даже несколько раз. Подобное общение и подобные связи очень важны, они воодушевляют наших джазменов, потому что эти музыканты приезжают со своими продюсерами, менеджерами и после этого приглашают наших на свои фестивали.

А третья моя мечта – свой джаз-клуб, где армянские молодые, талантливые, одаренные джазмены могли бы проявить себя.

Благодаря моим друзьям, и эта моя мечта сбылась. Уже шестой год, как действует джаз-клуб «Малхас». Я пытаюсь дать молодым джазменам то, что не было дано мне в молодости, потому что тогда у нас не было возможности записаться, а о концертах в Европе и речи не могло быть.

Раньше нашим гонораром было разрешение свободно играть, но нам всегда удавалось найти тот способ, те площадки, на которых мы играли свои концерты.

Сегодня джаз-клуб «Малхас» дает всем и место, и возможность для того, чтобы предстать перед публикой.

У нас действует 6-7 джазовых групп, каждая из них имеет свой день. Ныне у нас такие джазмены, что любая страна мечтала бы иметь музыкантов такого уровня. Они уже очень известны в мире.

Живя в своем родном городе, я воплотил свои мечты в реальность. - Джаз считают образом жизни, психологией.

Что изменил в Вашей жизни джаз? - И то, и другое - правда. Во мне ничего не изменил, потому что джаз – это моя жизнь, мои будни. Джаз – стиль жизни и невозможно его обозначить и назвать одним словом.

Не зря, один из вариантов перевода слова «джаз» - изменяющий «жизнь», неповторяющийся, каждый день разный, разнородный, нестареющий и вбирающий в себя любое новое.

Это и есть джаз. - Увеличилось или уменьшилось сегодня число слушателей джаза? - В этом плане ничего не изменилось в нашем городе, у нас всегда были свои поклонники. Джаз – это не коммерческая музыка. - Джаз всегда считался музыкой не для широких масс. Какими качествами должен обладать человек, чтобы понимать джаз? - Речь не о качествах, а в любви, восприятии и ощущении.

Наш клуб, в основном, посещают люди, которые действительно любят этот жанр. Еще раз говорю, это не жанр бизнеса, это не поп, не рок, не рабис, и даже не классика…Это отдельный остров.

Я и мои друзья занимаемся этим ежедневно, и сегодня Ереван стал серьезным джазовым городом. После проведенного нами третьего международного фестиваля из Нью-Йорка мы получили свидетельство о том, что Ереван уже в списке городов, организующих международные джазовые фестивали.

Это очень серьезное достижение, даже Москва не может похвастаться этим. - Считаете ли сегодняшний Ереван своим? Обязывает ли звание почетного гражданина Еревана? - Конечно, я всегда считал Ереван своим.

Так же и сейчас.

Как бы он ни изменялся, сколько бы ни строили безвкусных зданий, это не имеет какой-либо связи с моим внутренним отношением, которое я имею по отношению к Еревану. Конечно, я ни на день не забываю и считаю, что оно является самым дорогим и важным из всех моих званий, а также обязывающим. - Чем отличается армянский джаз от остальных? - Очень строго отличается, даже если мы играем в какой-либо чужой стране и играем какой-либо американский стандарт, все равно, спустя десять минут нам говорят, что этот музыкант из востока.

Это говорит о почерке армянского джаза, и абсолютно не обязательно использование чисто армянских инструментов.

Не инструментами обусловлена национальная принадлежность, а внутренним миром музыканта: мы отличаемся своей природой, своей генетикой. А это идет из нашей огромной, громадной культуры и красивой народной музыки, которая есть в любом джазмене. Они просто не могут не отражать ее в своей музыке.

Это свидетельствует о правильной подаче.

Когда Джордж Бенсон был здесь, на одной из пресс-конференций он сказал: «Я спокоен за армянский джаз». Это очень высокая оценка. - Что бы Вы добавили в качестве послесловия? - У меня есть четвертая мечта – хочу открыть бесплатную джазовую студию.

Думаю, что сегодня она нужна нашему городу.

У нас есть талантливые молодые люди, которым необходимо дать особое джазовое образование, и записать. - То есть, то, о чем вы мечтали, сегодня пытаетесь дать другим? - Вы абсолютно правы – это моя основная цель.